Перейти к содержимому

В процессе живого общения иной раз возникают (могут) противоречивые ситуации:
~ когда не знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься, естественно (с заранее  неопределенной вероятностью);
~ когда [думаешь, что] точно знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься по крупному, безусловно (психологически-вероятностно)!
В таких частных случаях незнание, неопределенность оказывается меньшим злом. А уверенность, знание как противодействие энтропии, наоборот, парадоксальным образом увеличивает риск неправильного решения.
В такой исключительной ситуации незнание оказывается потенциально менее вредоносным, чем знание (даже если оно истинно!)!
«Знание — сила», но вектор действия этой силы может быть отрицательным.

В большинстве случаев и для большинства людей в обычном общении вовсе не нужна Правда — исчерпывающая и беспримесная, им нужна лишь та ее часть, которая, сохраняя информационное правдоподобие, не создает для них психологического дискомфорта.
Это простая жизненная мудрость, к которой иногда приходится приходить через болезненное переживание деградации и разрыва важных социальных связей…
Это неожиданный и очень грустный опыт, в котором общение катастрофически утрачивает свою душевную подлинность, личностную откровенность и психологическую ценность прямо в момент говорения «избыточной» правды, в конечном счете, оказывающейся ненужной, неуместной, невостребованной и потому разрушительной для взаимоотношений...

Можно претендовать на роль космоурга и обманываться в том, что творишь Большой мир в его глобально-онтологическом качестве... Можно тщеславно позиционировать себя как успешного «хозяина жизни». Это самомнящая мысль о мире как абстрактном вместилище бытия... Но дедушку Канта этим трюком не одурачить.
А можно быть скромным деятелем повседневной жизни и кропотливо возделывать маленький мир в радиусе своего профессионального общения и круга ближних, создавая действительно более совершенную и дружелюбную среду человеческого существования... Это жизнь в гуманистическом измерении, личностном масштабе и в конкретных деталях ее проявления.

В жизненном пространстве-времени полудурки непредсказуемее полных дураков.
В анализе общественного мнения некомпетентность обманчивее фальсификата.
Для системы ценностей цинизм разрушительнее нигилизма.
В деловых качествах эготизм рискованнее беспомощности.
В познании псевдонаучность тлетворнее откровенного шарлатанства.
В межличностном общении лесть коварнее грубости.
В публичной активности политическая всеядность опаснее жесткой партийности.
В деятельности халтура возмутительнее непрофессионализма.
В социальном взаимодействии недоадекваты ущербнее идиотов.
В подкупе предложение взятки омерзительнее ее принятия.
В мировоззрении толерантность вредоноснее фанатизма.
В персональной идентификации самомнение отвратительнее самоедства.
В государственном управлении временщик губительнее тирана.
В личностных качествах человека равнодушие страшнее ненависти.
В доверии полуправда зловреднее обмана.
Et cetera…

Похищение огня Прометеем — это дар полубога людям, это снисхождение божества к человеку в его земную юдоль, схождение и унижение неба до земли. Прометеанство — добровольная земная инициатива титана, его посильное благотворительное радение (др.-греч. Προμηθεύς — радетель) о людях, о земле, идущее наперекор богам «чистой крови», т. е. истинной божественной сущности. Деяние/подвиг Прометея — бунтарское проявление активной любви полубога к человеку, замешанной на ревности бога-полукровки к подлинным — высшим и всевластным — богам.

Супраморалистический проект патрофикации (Н.Ф. Федоров) — напротив, творческое подношение человека Богу, искание с Ним со-равного общения, это восхождение человека к Богу в Его миротворческие чертоги, преображающее возвышение и вознесение земли до небес, эманация наличного в подлежащее. Супраморализм — это небесное дело человека, его творческая дерзость о небесах и богоподобии, активно-онтологическое сотворение мира, требующее исторической эсхатологии и пресуществления ветхой природы человека. Это теоантропическое самотворчество эмпирического человека.
В философии общего дела, помимо ее содержательной полноты и неклассических смыслов, очень важно уловить предельный максимализм, обнаружить экстремальные силовые линии, возносящие эмпирику на сверхэмпирический уровень, возводящие сущее в должное, преображающие онтологию — в деонтологию. Творчески-эволюционный проективизм — это активно напряженное поле культурной космологической энергии, окончательно поляризующее дольнее и горнее, и это сплав содержания и формы в максимализме; это homo-прометеанство идущего не с неба на землю, а с земли до небес замысла. Супраморализм общего дела — сверхзадача утверждения сверхнравственности, онтологического преображения мира…