Перейти к содержимому

Субъективная правда моей сущности выражает объективную ложь должной природы.

Спиралевидный эволюционный вектор мирового развития: возникая из бездонного Ничто, мир оформляется: получает реализацию в различных формах материальной природы, его объективация осуществляется рядами материальных категорий — овеществленных сущностей — предметов, сгустков энергий, взаимодействий...

Достигнув полноты оформленности, выразив все потенциально возможные формы объективации, мир начинает вспятное движение: он стремится расформироваться, т.е. совлечься всех форм, утратив их и став полностью бесформенным — в виде первичного синкретического «бульона», протовещества в сингулярном состоянии, — а значит готовым к новому оформлению, обретению новых форм объективации. Это состояние подобно энергии огромного творческого потенциала чего-то нового, совершенно иного... Это всепотенциальное и великое Начало, источаемое пульсаром Вечности...

Такие фундаментальные свойства, как вечность и бесконечность не могут быть атрибутированы объекту; они обязательно и безусловно субъектны. Не может быть вечным и бесконечным что-то, это обязательно кто-то.

Ибо даже если бы в абсолютно «пустом» мире хотя бы только один атом изменился за миллиард космических лет, то… в масштабе вечности такая неуловимая эволюционная рябь неминуемо приводит этот «пустой» мир к полному совершенству! И это совершенство уже живосущее и мыслесущее, сознающее.

И вот континуум вечности и бесконечности пространства-времени вселенной есть континуум жизнемысли в невообразимых формах её совершенного проявления и космогонического зиждительства. И это значит, что и ныне имеемый космос — таков же; он уже в таком состоянии — вечно! И все объекты — суть порождение и проявление этого тварного «зуда», творческого импульса/порыва/напряжения всемирного разума, сознающего, пребывающего в вечности и распространенного в бесконечности — всюдного — сознания Единого, для преображающей светоносной энергии которого не существует темных закоулков пространства-времени Универсума.

И это значит, что и мы — весь «материально» представленный нам мир — есть объективация созидающей мысли и деятельной воли этого разума, разлитого во всем. Мы — реальны, но мы есть мыслеформы, облечённые в плоть, заключенные в одушевленную форму и наделенные собственным сознанием, которое есть эманация, конденсат сознания «высшего» мира.