Перейти к содержимому

В процессе живого общения иной раз возникают (могут) противоречивые ситуации:
~ когда не знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься, естественно (с заранее  неопределенной вероятностью);
~ когда [думаешь, что] точно знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься по крупному, безусловно (психологически-вероятностно)!
В таких частных случаях незнание, неопределенность оказывается меньшим злом. А уверенность, знание как противодействие энтропии, наоборот, парадоксальным образом увеличивает риск неправильного решения.
В такой исключительной ситуации незнание оказывается потенциально менее вредоносным, чем знание (даже если оно истинно!)!
«Знание — сила», но вектор действия этой силы может быть отрицательным.

Увы, можно не иметь сильности превозмогать свои слабости, т. е. не иметь достаточно силы, чтобы противодействовать свой слабе.
Иначе говоря, бывают проблемные ситуации, когда оказываешься не настолько нравственно и физически крепким, разумным, волевым и чувственно собранным, чтобы преодолевать соблазны, влечения и пороки, и тем самым не обнаруживать себя зависимым, личностно незрелым человеком.
А иные поучают лукавой эго-эмпирической мудростью «полюби себя!», и сами в таком зашкаливающем внекритическом самолюбии, неизбежно вырождающемся во всепрощающее самолюбование и восторженное самодовольство, не ведают, о чем бессмысленно рефренят.

Противопричинный принцип следствия, или обратный эффект действия, который заключается в том, что страхование от ошибки само по себе индуцирует самостоятельный риск именно этой ошибки:
~ противозачаточное как причина беременности;
~ противовирусное вакцинирование как фактор инфицирования этим вирусом;
~ предупреждение эффекта как действенная пружина его проявления;
~ в общем случае, следствие как факт противодействия его причине.
Итак, предотвращение вероятного события А может служить причиной наступления достоверного события А. Причинно-следственная самоиндукция, или ошибка третьего рода!