Перейти к содержимому

Подражание дурака умному человеку в интеллектуальной продуктивности бывает настолько искусным и глубоким, что дурацкую мысль бывает трудно отличить от действительно умной. В этом можно видеть проявление некоторой естественной, непосредственно-стихийной мудрости.
Это было бы гениальное искусство, если бы дураки умели конвертировать процессы своего подточенного сознания в инструмент умного мышления, тем самым производя зрелые плоды незрелого мышления, в интеллектуальном качестве не уступающие лучшим — неподдельно умным — мировым образцам!

Увы, можно не иметь сильности превозмогать свои слабости, т. е. не иметь достаточно силы, чтобы противодействовать свой слабе.
Иначе говоря, бывают проблемные ситуации, когда оказываешься не настолько нравственно и физически крепким, разумным, волевым и чувственно собранным, чтобы преодолевать соблазны, влечения и пороки, и тем самым не обнаруживать себя зависимым, личностно незрелым человеком.
А иные поучают лукавой эго-эмпирической мудростью «полюби себя!», и сами в таком зашкаливающем внекритическом самолюбии, неизбежно вырождающемся во всепрощающее самолюбование и восторженное самодовольство, не ведают, о чем бессмысленно рефренят.

Иногда сознание оказывается в пограничной зоне — на пересечении рефлексивного «проигрывания» действительно-реального и мнимо-реального, во власти процессов «сверхпамяти». Это функция мозга в режиме дополненной памяти, генерирующая фантазийно восполненную и причудливо оптимизированную реальность прошлого. Стробируя настойчивые импульсы внешнего мира и порождая внеопытный экзистенциальный поток личности, эта ментальная «экранизация» виртуальной истории человека актуально-параллельно определяет его текущее переживание.
Принцип компенсации не[до]пережитых ощущений прежних дней?

Три великих проклятия эмпирического человека, безжалостно утягивающие его в воронку небытия:
~ закон больших чисел, неумолимо действующий в абстрактно-социологической реальности, статистически беспощадно подвергающий общество слепой «децимации»;
~ биологическая инерция жизни в ее изнашивающем личность конкретно-психологическом проявлении, бесцельно влачащая индивида в экзистенциальном потоке по ухабам судьбы;
~ и как адская сень — смерть, законодательно определяющая ветхого человека… Так природная сила оборачивается человеческим бессилием, естественный закон — нравственным беззаконием, произвол неразумной стихии — безволием разумного начала.

Исторически мертвящая техногенно-культурная практика современной цивилизации — ультрареволюционный ремонт глобально-генеральной совокупности…
Т. е. антропологическая стандартизация человека, психологическая «нормализация» личности, агрессивная предусмотрительная «зачистка» общества под стандарты инфантильного упрощенчества, малоумного потребительства и дешевого гедонизма…
Во имя золотого осадка в истории технологически скомпрометированного гуманизма?