Перейти к содержимому

В процессе живого общения иной раз возникают (могут) противоречивые ситуации:
~ когда не знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься, естественно (с заранее  неопределенной вероятностью);
~ когда [думаешь, что] точно знаешь, что сказать. И говоришь, и… ошибаешься по крупному, безусловно (психологически-вероятностно)!
В таких частных случаях незнание, неопределенность оказывается меньшим злом. А уверенность, знание как противодействие энтропии, наоборот, парадоксальным образом увеличивает риск неправильного решения.
В такой исключительной ситуации незнание оказывается потенциально менее вредоносным, чем знание (даже если оно истинно!)!
«Знание — сила», но вектор действия этой силы может быть отрицательным.

Пока символика непонятна, она представляется бессмысленной; когда становится понятной — может оказаться банальной и даже глупой в выражаемом ею содержании.
Но... Пока знаки не расшифрованы, они представляют томительную загадку, многообещание удивительного смысла закодированного откровения. А после, возможно, — всего лишь поистрепавшуюся прозу жизни или вовсе внесмысложизненную абстракцию...
Это борьба с энтропией «с нулевым результатом»: она не всегда оказывается актуально полезной…

Во время ковидной истории болезни вплотную приблизился к горизонту энтропии: за окном плюс 40 градусов, в инфицированном организме — те же 40 градусов. Пылал в зное, тщетно пытаясь рассеять избыточное тепло нездорового тела, уравновешивая общий с внешним миром температурный баланс и создавая тем самым однородную термодинамическую среду. Частное, персонально выраженное проявление второго закона термодинамики в ограниченном и принципиально гетерогенном локусе реальности…
Помогало лишь обтирание знойных телес водкой: алкогольные 40 градусов неким блаженным образом отчасти гасили внутренние 40 и на время облегчали существование во внешней, раскаленной до того же 40-градусного термосостояния атмосфере.
Такая вот термодинамика жизни в ее особом фазовом состоянии и при определенной температуре процесса. 8-О

То, что нас не убивает, делает нас сильнее.
А то, что убивает — делает нас неуязвимыми, окончательно свободными от какого-либо воздействия и энтропии.
Свобода [от] собственной воли.

Безначальность и бесконечность — необходимые и самые «естественные» атрибуты Бога, неисчерпаемости и многообразия его феноменологии.

Безбрежность во всех измерениях и смыслах: от безначальной простоты до бесконечной сложности организованности мира; от бесконечности малого (атомная и субъядерная структура мира) до бесконечности большого (процессы мегамира); бесконечность пространства и неизмеримость времени в любых направлениях; бесконечность становления и вечность преодоления энтропии как шлака самоорганизации.