Перейти к содержимому

Конкретное проявление жизни изначально и всегда бренно; отдельная жизнь обязательно и всегда конечна в своей природной логике, жизнь и миг бытия — это разные определения одного и того же феномена, это синонимично-параллельные понятия и тождественные явления.
Бытие же вечно, но это уже сверхжизненность, это непрерывный континуум жизней, каждая из которых самоценная и равноценна любому другому экзистенциальному вектору. Для биологического индивида такое возможно только при сверхбиологическом преобразовании жизни, традиционно длимой на хрупком клеточном субстрате, в надбиологическую форму жизненности, развертываемую на качественно ином субстрате, в бессубстанциальном виде (информационный тензор, компьютерная нейросеть?).
Если человек как представитель биологического вида ищет бессмертия, он должен распрощаться и отречься от своей чувственно переживаемой экзистенциальности, которая-то и составляет психоэмоциональную суть жизни. Психологический теин в экзистенциальном чаю...
Бессмертие и жизнь, в определенном смысле — явления противоположные. И да здравствовала бы именно жизнь как трагический опыт переживания состояния психобиологической, глубоко индивидуально окрашенной активности, если бы... по ту сторону бренного существования — за горизонтом его эмпирически мимолётного мига — нас ждала сверхэмпирическая — и сверхнравственная, сверхсознательная — бытность...

В момент тихого ухода в иные пределы мировой реальности было бы в высшей степени благодатно и даже гуманно суметь и успеть понять, что именно ухожу. На границе двух миров хотелось бы окинуть общим мысленным взором весь пока еще предоставляемый мир в последний миг его жизненно-целостного восприятия, мысленно заключить в теплые прощальные объятия всех близких, освятить посильной любовью на краю бытия всех иных, насквозь и уже навсегда простить всех своих, теперь вот уже скоро бывших врагов.

Его лицо было омыто щекочущим дождем, его улыбало теплым лучом свежеутреннего солнца, в его глазах блуждало видение непрожитого мига, а душа была исполнена ощущения предстоящего дня.
Интрига и радость неизменно нового кванта бытия...

Миг случайной бренности обрекает полноту времен на разрыв и чуждость дискретного бытия; он вынужден намертво пригвоздить собой всю благую вечность, необратимо переопределяя ее содержание, ее переживание и ее качество? Чему и кому служит такая беспомощно-уязвимая вечность и в чем тогда ее благость?!
Один лукавый квант иллюзорной экзистенции моментально кодирует и «проквашивает» весь онтологический континуум вечности…

Смело меняю неисчислимые эоны самого благоустроенного небытия на единственный миг самого неприкаянного бытия, скромного присутствия и участия в мире сём!