Перейти к содержимому

Парадокс: злоба оглупляет человека, но глуповатые люди нередко добродушны и беззлобны.
Злоба — эмоциональное выражение скудоумия.

В публикационной истории бывают статьи, изнасилованные, т. е вымученные, автором, а бывают статьи, изнасиловавшие, т. е. принудившие автора к интеллектуальному соитию со смыслом, к текстуально-смысловой композиции писомого текста.

Иное человеколюбие опаснее для жизни мордобития.
Но и мордолюбие в своей нравственной сущности может не далеко уйти от человеконенавистничества.
Разнообразны морды [не]любви…

В повседневном окружении не протолкнуться от доморощенных «святых» — сонмов обывателей, уверенных в своей непрерывной и сквозной непогрешимости, в том, что все, что они делают — непорочно, священно и боговдохновенно. Их ничем несмущаемая здравомысленность, декларируемая как безусловная добродетель, — материальная стихия, тривиально выравнивающая причудливый онтологический ландшафт реальности. И их уже ни за что не соблазнить критической рефлексией, не увлечь с хайвэя самостийной святости!

Озлобленная мысль утрачивает своё интеллектуальное достоинство.
Эмоциональность дискредитирует аргументированность.