Перейти к содержимому

«Поймали <…> заперли <…> в плену держат<…> Кого меня? <…> мою бессмертную душу! Xa, xa, xa!.. Xa, xa, xa!..», — хохотал Пьер Безухов «с выступившими на глаза слезами»…
«Да, да, именно, — отменить враз и уж навсегда вселенски радеющую русскую культуру!» — спустя два века после бесславного нашествия Наполеона настаивает западно просвещенный д-р Фауст, рационально-растленный и безвольно внемлющий позитивно-лукавым обетованиям вошедшего в цивилизационный раж IT-Мефистофеля…
Мейнстрим западного знания-чувства, его пронзающий вопрос — как расстрелять и утилизировать бессмертную душу.
Мироубиство
 как — социокультурная парадигма, вместо миростроительства.

…Вернулся в прошлогоднюю точку осознания и психологического стояния бытия на берегу извечного и бесстрастного потока пространства-времени, в котором экзистенциально струится жизнь…
Сколько за год наворочено! Наверное, на полжизни могло бы хватить, — при умном-то ее проживании!..

— Ты в чём-то нуждаешься?
— Пожалуй, у меня есть всё, что нужно сегодня для жизни в этом мире. Только вот пользоваться всем этим, кажется, не очень умею…
— Да, правильно распорядится дарами жизни намного сложнее, чем материальным капиталом!

Прочитал в приличном журнале свою статью, узнал много интересного, но не понятного… И как сие толковать — как свидетельство хорошего качества статьи, или же как доказательство бездарности ее автора, который… не может догнать свою мысль?
И этот апоретический факт никак не укладывается в эмпирическом сознании.

В этом мире, в атмосфере хронических социально-политических разногласий, перманентно переопределяемой нравственности и психологически въевшегося личностного недоверия/подозрительности, — и ребенком-то нелегко быть, а уж взрослым человеком — невыносимо, почти невозможно…