Перейти к содержимому

Печальный статус несчастной жертвы не освобождает его обладателя от ответственности за такое состояние.

Время разбрасывать камни и время раздавать хлебы!

«Наши пороки лишь извращенные добродетели» — эмпирика как невольный факт (Н.Ф. Федоров).
И наоборот: «наши добродетели есть благопресуществленные пороки» — сверхэмпирика как творческий акт.

Счастье — неконтролируемое состояние; ощущение счастья — подсознательное и даже вообще бессознательное: психология счастья «автоматична» и неосознаваема как физиология здорового организма. Счастье — как дыхание, незаметно-благостно и естественно-лёгко, оно вне сканирующей рефлексии.
Как только человек начинает мысленно тестировать свой экзистенциальный статус на предмет его идентичности счастью, так это ощущение улетучивается и становится принципиально и болезненно недостижимым.
Когда индивид пытается ментально «ловить» счастье, происходит драматический коллапс «неосязаемого» статуса.
Счастье — это эмоциональное состояние квантовой неопределенности психики «счастливой» личности…

В наши дни Гермес Триждывеличайший, возможно, служил бы клерком второго разряда в неприметной конторе третьего разряда.