Перейти к содержимому

Вопрос о вечности космоса — это вопрос о вечности жизни. Ибо только последняя как немеркнущая энергия актуально длимого бытия есть возможность первой.
Научная мысль, оперируя аксиоматической абстракцией о вечности мира, концептуально размещает в этой физически данной вечности — в этом вечно сущем лоно — жизнь, соразмерив временной масштаб ее существования с космологической вечностью космоса, и теоретически усиливается придать этой жизни в таком овечненном — астрофизически абсолютизированном — космосе статус вечности.
В логической переполюсовке впечатанного в сознании представления об иерархии бытия возникает иное следование: вечность жизни как свойство живого вещества и создаёт вечность мира как его божественный атрибут.

Дьявол, темная сила — это блокпост, застава на границе Божией благодати, на рубеже перехода из добра во зло, из должного светлого в запретное темное.
Дьявол никого не утаскивает во мрак и не истязает в адском кромешном беззаконии. Это беззаконие — лишь выход индивида, невольного и беспомощного сопротивляться грешному началу, из Божественного кона света и добра, за кон нравственного чувства и воли человека. Наказание человеку, переступившему этот рубеж, т. е. все же прошедшему через блокпост на ту сторону (по ту сторону добра) — не извержение его в телесные муки, а отлучение от божественного мира, от общения с Богом; это самоизгнание грешника, его самовольное отлучение от божественной благодати. И именно о таких последствиях и предупреждает темная застава на дьявольском блокпосте… Это последнее предостережение и последний довод — extrema ratio — для человека вернуться в круг Божьего света.
И это другая грань божественной добродетели. Это часть замысла Бога о спасении человека — даже тех их них, кто сам перешел на сторону греха. Их душам тоже надо как-то существовать, но свет Рая им невыносим, они по своим качествам могут обретаться лишь в приглушенном свете или вовсе во тьме. Это и есть особое состояние бытия, онтологически локализуемого как Ад. Ад — это особая форма спасения душ, именно — душ грешников, которые в глубоком сожалении о своих грехах и раскаянии в прожитой жизни уже не могут вынести райских условий. Свет Рая — более жесткий и губительный для грешной души, чем рентгеновское или гамма-излучение для живого человека…
Дьявол — отрицательный Бог как отрицательная добродетель: предупреждение и ограничение человеку — не ходи на ту сторону добра! Это принудительная, а иногда и страшная сила вернуть человека в круг божественных установлений, в Кон.
А Дьявол в нас самих — это запретные мысли, порочные желания, темные искушения. Человек постоянно общается с дьяволом, который… он сам и есть: его темное сознание и особенно — подсознание, прорастающее в нем из животного инстинкта…
Господи, спаси, помилуй и сохрани мя в лучших моих началах, которые от Тебя!

В невозбужденном повседневной эвристикой практического существования высшем тонусе жизни, в состоянии «вселенского» сознания «истинный» человек обращает свою сущность в чувство-знание смерти и любви.
Это две антиномичные грани, два пульсара витальной самоидентичности индивида, два полюса эмпирического — чувственно проникновенного и экзистенциально напряженного — пространства-времени пребывающей личности…

Российскую систему образования надо «приземлить» и «сквасить», т. е. привязать ее к «обычным» природно-географическим условиям исторического существования русского государства и перевести на рельсы традиционных норм обучения, в среде которых и происходит формирование патриотически-образованной личности, а в социальном масштабе — национальной элиты.
Квас же — выражение исконно российского этно-национального начала. Это образное выражение духа национальной идеологии («квасной патриотизм» — из той же серии, но в негативном смысле).

Великая насмешка, впрочем, логически безупречная: хороню [другого] — значит, существую [Я]!
Но Я есть... пока, ибо погребая ближнего, соумираю с ним, ничтожествуя Я.