Перейти к содержимому

Воистину, свинья везде найдет грязи, бомж — приют на ночь, а алкаш — возможность выпить.
Это специфические проявления универсального закона, по которому трава все же прорастает сквозь камни: жизнь одушевляет материю и разум преображает «холостое», вакуумно-опустошенное, пространство в истинный Космос.

Надежда на спасение всех — апокатастасис — обостряет вопрос о спасении некоторых.
Возможность социального искупления каждого означает ли необходимость персонального оправдания отдельных?
Приговор к вечной жизни, требующий повоскресного преображения, которое и станет искуплением.

Мы не можем изменять ни наше небезупречное прошлое, ни вероятностное будущее.
Все, что нам дано — это возможность менять ускользающее настоящее, посильно пресуществляя желаемое будущее в благое прошлое…

В многозначной логике онтологического развертывания Универсума — как безначального, бесконечного и неограниченного в генерируемом им пространстве-времени, — по-видимому, нет никакой возможности достоверно идентифицировать и отличить настоящую, физически сущую реальность от ее виртуальной симуляции, в частности — цифрового образа!
Все спутано, взаимопереплетено и взаимодополнительно, вероятностно правдоподобно…

Индивид, вовлеченный в гаджет-взаимодействие — технологический «человек в футляре»: руки медитативно заняты кнюппельным магнетизерством, уши затрамбованы аудиозатычками, взгляд застылых глаз неотрывно вперен в матрицу устройства. Его разум — в транс-экстатической прострации, волевой потенциал — на уровне угрожающего истощения, чувственное восприятие — в режиме блокировки, мышечный тонус — в дежурно-аварийной функции, социальная включенность — в фазе аутической неадекватности… Личность в латентном проявлении — в состоянии психической гибернации и временной дизадаптации: вне социума, вне рацио и вне морали.
Зацифирье — одуряющая псевдоактивность. Зацифирье — мнимообманутое одиночество. Зацифирье — не осуществимая в эмпирической реальности идеальная виртуальность — всегда и только лишь виртуальность, ускользающая возможность бытия, т. е. напрасная жизнь как судьбинный оброк информационных технологий.