Перейти к содержимому

Зима…

Нектар — из прозрачного льда неприхотливых сосулек, манна — щедрыми горстями пушистого снега, симфония — в простуженных аккордах вьюги, гармония — в медитативном танце снежинок, занавес — из неосязаемого бархата снегопада. Исповедь тихой стихии зимы...

Заиндевелое счастье льдяного узорочья, припорошенного снежной пудрой. Бодрость морозного дыхания. Отдохновение сумрака полурассветного дня. Покой одноцветной невозмутимости. Оптимизм непорочной чистоты. Смирение скудостью обмершей природы. Евхаристия выстуженной простоты…

День последними косыми лучами солнца отчаянно цеплялся за свое право дарить свет и тепло ближайшей звезды, возможность оставаться глобальным солнечным зайчиком на озабоченном лике Земли. Судорожно удлиняя сумрачные тени и играя угасающими бликами, он словно старался удержать свое господство над стерегущими его последний час холодными сумерками, сверх отпущенной ему астрономической меры пытался продолжиться тем, чем он был несколько коротких часов в предзимний сезон — светлым и потому оптимистичным временем суток, временем полноты жизни и смелых надежд… А значит и днём светлых пророчеств на предстоящий — уже новый — день. Который обязательно исполнится. Иначе к чему были все эти светлые пророчества, которых даже точная наука подтвердить не в силах?..

Полуночное созерцание остатков дня... остатков жизни — интереснее, удивительнее и поучительнее всяких анекдотов!

Практикуйте, рекомендую!

Сквозь повислые в летнем штиле ветви-руки могучего старого дерева, через кружево обездвиженной листвы — проблеск такой же застылой в своих пространственно-небесных координатах случайной, непрошенной и потому драгоценной звезды!

Упрямо блестит и ярчает сквозь плотную пелену планетно-географической данности, просвечивая рентгеном высшего смысла ноосферу далёкой обители жизни.

Явлена в назидание. Созерцай, приемли и внемли! И благоговей!

На моей планете — только скудная атмосфера, немного живоначальной воды и несколько проплешин бодрствующей природы... Приходится дышать пореже, жить поскромнее, экономно тратя необильные ресурсы местной биосферы… И радоваться наличной жизненности, тварьческому напору благожизненных сил; завораживаться явленной, хотя и упрощенной, красотой планетных ландшафтов.

Но и в таких условиях цветы — всё равно и всегда, в любых геологических обстоятельствах, — всё же, остаются цветами, независимо от ботанических форм их планетного проявления!