Перейти к содержимому

«Поймали <…> заперли <…> в плену держат<…> Кого меня? <…> мою бессмертную душу! Xa, xa, xa!.. Xa, xa, xa!..», — хохотал Пьер Безухов «с выступившими на глаза слезами»…
«Да, да, именно, — отменить враз и уж навсегда вселенски радеющую русскую культуру!» — спустя два века после бесславного нашествия Наполеона настаивает западно просвещенный д-р Фауст, рационально-растленный и безвольно внемлющий позитивно-лукавым обетованиям вошедшего в цивилизационный раж IT-Мефистофеля…
Мейнстрим западного знания-чувства, его пронзающий вопрос — как расстрелять и утилизировать бессмертную душу.
Мироубиство
 как — социокультурная парадигма, вместо миростроительства.

Вопрос «Есть ли жизнь на других планетах?» нужно заменить эсхатологически более актуальным и прагматическим вопросом «Будет ли жизнь на Земле?».

Ещё одна серьезная российская проблема: как праздновать Хэллоуин в год пандемии, ибо маски уже «не прокатят»…

Современное знание еще не владеет методами научно-позитивного решения вопроса о сущности жизни.
Предварительно и в первую очередь насущно необходимо сосредоточиться на решении вопроса о сущности смерти.

Особым иезуитским приемом отсутствие ответа на вопрос может быть преодолено иной формулировкой самого вопроса.
Таким образом, возможность правильного решения проблемы коррелирована с нужной вариацией ее логической постановки.
Если, несмотря на ухищрения, ответ найти не удается, следует использовать углубленный мантрический аутотренинг или же… актуализировать беспроблемную модель ситуации, т. е. забыть сам вопрос.