Перейти к содержимому

Человек, вожделея населить звездные небеса, мнит их своей обетованной землей, превращая эмпирическую землю в прогрессе безрассудного потребительства в кладбище, и в итоге пассивно мечтает выбраться из безнадежного онтологического подземелья

Когда высокое небо предаст эмпирическую землю, тогда она, подобно древней Атлантиде, опрокинется во мрак небытия: ее поглотит инфернальное подземелье.

Чем глубже Ад, тем выше Небеса. Таков принцип нравственного релятивизма.
И это не противоречит мудрости Гермеса Триждывеличайшего «как вверху, так и внизу», ибо Ад — это уже не физический низ, земная твердь, а метафизическое подземелье, не измеряемое по шкале «ниже–выше».
О чем взыскует последний грешник в дольней льдяной бездне своих грехов?
О чем печалуется первый праведник в горних заоблачных вершинах собственной непорочности?

Наслаждение на берегу реки… жизни…

Малым ключом жизненных сил сочусь из подземелья тощей, слабой струей личной экзистенции, благоговейно впадаю в реку извечного бытия и силюсь пополнить ее самовластные воды…

Великие умы не способны додуматься до глупости…

Их интеллектуальный инструментарий оптимизирован для бурения и проходки базальтовых пород знания, а не подземных пустот и топей дурацкого подсознания, в которых умственный потенциал идёт вразнос от холостой работы в режиме сумасшедших перегрузок и саморазрушения, тщетно пытаясь осмыслить бессмыслицу.

Истинный ум бессилен генерировать глупые идеи. В этом и заключается неистребимая сила и независимость последних от прогресса просвещения и успехов образования! Глупость автономна, самодостаточна и персистентна. «Omne vivum e vivo» («Всё живое из живого» — принцип Ф. Реди), а «всякая глупость — только от глупости».

И потому действительность печально отлучена от разумного начала…