Перейти к содержимому

Состояние странной распластанности, структурно-содержательной многослойности сознания: один пласт — выстраданное желание тишины, отдохновенного покоя и всеисцеляющей Пустоты… Признание ценности буддийской безмятежности, стремление к невозмутимости мгновенного бытия, возвышенной неподверженности бурливому потоку экзистенции, незримо подтачивающему нашу волю. Гожусь ли я в монахи буддийского монастыря?..

Другой, сопредельный и не менее мощный пласт потока сознания — настойчивое искание вечного смысла и дерзость стяжания бессмертной жизни. Непресекаемая жажда активного христианства, деятельной христианской эволюционики. И потребность в покаянии, очищении и восхождении — как «страсть совершенства», как «рефлекс высшей цели»… Был бы я православным батюшкой?..

И весь этот психический гештальт — в коконе бодрственного мониторинга актуальных событий действительности, в тесных пеленах осмысленного восприятия неумолчного утробного обмена веществ галактического Целого!

Небеса сиянием «абсолютного стандарта» и просиненной космосом мудрости всё уравновешивают…

В Великом Балансе — психика подразумевается???

…Ощущаю себя окончательно испорченным/исправленным одиночеством…

Ближусь к состоянию благоприобретённого, старательно на́житого социального аутизма, выхожу на орбиту независимости дальнейшего дления и переживания событий своей паравселенной.

Вместо того чтобы сию минуту стоять за штурвалом межгалактического лайнера «Москва-Кассиопея», я непостижимым образом почему-то занимаюсь стиркой истоптанных об земную твердь носков!

Можно не думать ни о чём. Чаще предпочитают не думать о чём-то.

Но иногда, когда мозг не удаётся затормозить, чтобы выйти на горизонт сознания возникает потребность думать ни о чём. Т.е. мыслить в условиях отсутствия какой-либо мысли. Как возможна такая нуль-содержательная дисфункция?

Иногда мне кажется, что я думаю. Но думаю, что мне это только кажется. Впрочем, не уверен в том, что кажется, как и сомневаюсь в том, что думаю.

И вот, я уже думаю не о том, о чём именно думаю, а о том, что думаю ли я вообще!

Зато сомневаюсь — точно (и это несомненно)!