Перейти к содержимому

В научно-технологической перспективе можно предвидеть картографирование сознания индивида — составление детальной карты мыслей (не ткани мозга, а именно его идейного содержания!) и психо-эмоциональных состояний личности, которую можно публиковать, медийно воспроизводить на специальных внешних устройствах (мензурках — от лат. mensura — мера; mens — ум!), голографически визуализировать и даже актуализировать процессами мозговой активности другого индивида-реципиента…

Смартфон и проч. аналогичные коммутационно-информационно-развлекательные гаджеты — внешние носители сознания современника, независимо от его возраста, гендерной идентичности и социального статуса. Это в буквальном смысле добровольный вынос мозга, рассредоточение мышления и аберрация восприятия реальности.
Личность, самостоятельно осмысливающая мир, сознательно участвующая в его динамике, не может позволить себе такую профанацию жизненных ресурсов!
Активность [зло]употребления инструментами «умовспоможения» — критерий интеллектуальной автономности homo sapiens в его текущей эволюционной определенности?

Лето. Щедрое солнце. Всеохватное и всепроницающее пекло. Реальность плавится в необузданном зное и зыбится в мареве прожаренного, почти бездыханного воздуха.
И пивная влага в нервной ткани полуобморочного мозга превращается в жаропонижающий наркотик достижимой радости жизни…
Аз есмь и пребуду!

Чтобы скрыть предмет в пространстве, нужно расположить его на видном месте, на транспортном перекрестке 3D-векторов. На стыке всех пространств.
Чтобы сохранить мысль во времени, нужно пустить ее «на ветер» — цифровой ветер в виртуальном пространстве, на перекрестке стрел времени. На сквозняке времен...
Подобно тому, как нейронные токи циркулируют в клеточных констелляциях головного мозга, создавая пульсирующую ткань актуальной памяти, вечно-бесконечное блуждание оцифрованного смысла в контурах информационного поля вызывает семантический метаболизм, динамически-непрерывно воссоздающий психические локусы единосущего мирового сознания.

Не умерев от коронавируса, часть творческой интеллигенции креативно скончалась от скуки... Творить в полной тишине и нестесняемой свободе, не наблюдая часов, оказалось непросто и даже неприемлемо!
За карантинные месяцы пассивной интеллектуальной обездвиженности оказалось возможным не сделать уйму всего: не написать статей, не подготовить лекций, не провести занятий со студентами, не прочитать много умных книг.
И даже не впустить в опустелый мозг много важных и бесспорно умных мыслей, которые тревожили раньше и, казалось, ждали вдохновенного часа своего гениального оформления...
Отравленный запредельной дозой свободного времени, мозг впал в прострацию; предоставленный всецело своему вольному выбору, творец изошел пылью мелких оптимизаций презренной прозы быта.
Избыток времени и отсутствие досадных раздражителей — эти ранее невозможные блага — заключили под домашний арест и умертвили творческий пульс личности. Предвкушение обратилось раздражением, свобода обернулась неволей…