Перейти к содержимому

Наука — это наглость интерпретации неизведанных фундаментальных структур посюстороннего мира.
Религия — это, по-сути, мифологическая попытка заглянуть за трансцендентный горизонт мира потустороннего.
Познающее и проективное искусство — это дерзость художественного синтеза науки и религии в формах всесторонней активной космологии.

Счастье — как кот Шредингера в психологическом обличье; это состояние пси-квантовой неопределенности: малейшая попытка гедонистически ухватить и утилизировать его оборачивается безнадежной утратой беспредметных и призрачных атрибутов счастья. Оно как незримая, но чувственная дымка, вмиг рассеиваемая при уловке отрефлексировать состояние счастья; и неизменным и досадным результатом сознательного маневра как-то детектировать, опредметить зыбкое ощущение счастья становится чувственная неопределенность и ментальная растерянность…
И хочется для человека чего-то действительно достоверного, неподдельного — как непосредственного ощущения волшебно-земной эмпирики каждого дня. И это более простое и бесхитростное, и одновременно, более доступное и щедрое чувство, восторгающее душу в самых неожиданных событийных закоулках жизни, — радость. Это детское в своей первооснове чувство, это радость в любых эвристически извлекаемых ее формах и видах, причинно-следственных связках и поводах, любого масштаба и эмоционального накала. А радость земных достижений — чувство, поистине, уже небесное, просветляющее ближний космос — экзистенциальный космос самого пребывающего в радости человека и его ближних…

Сократовское жизненное резюме «как бы ты ни поступил, всё равно потом будешь жалеть», надо активно-психологически инвертировать в формулу-установку «как бы ты не поступил, всё равно потом будешь радоваться этому»!
Эмпирическое искусство положительного переживания…

Психологическая техника жизни, или золотое психологическое правило: не впускать в свое сознание непрерывно производимый внешним миром негатив.
Психологическое искусство жизни или бриллиантовое психологическое правило — не продуцировать негатив в собственном сознании.
Драгоценная психологическая эвристика как жизненная сноровка и талант жизни.

Подражание дурака умному человеку в интеллектуальной продуктивности бывает настолько искусным и глубоким, что дурацкую мысль бывает трудно отличить от действительно умной. В этом можно видеть проявление некоторой естественной, непосредственно-стихийной мудрости.
Это было бы гениальное искусство, если бы дураки умели конвертировать процессы своего подточенного сознания в инструмент умного мышления, тем самым производя зрелые плоды незрелого мышления, в интеллектуальном качестве не уступающие лучшим — неподдельно умным — мировым образцам!