Перейти к содержимому

Антропный принцип — не «волшебное» свойство Космоса, а онтологическое условие разумной жизни, заданное… самой разумной жизнью, т. е. жизнью, которая как безначально-бесконечное свойство мира непрерывно продуцирует бесконечные вариации ее космологически-творческого проявления — волящий и проецирующий мировой разум: мировой по степени его распространенности и власти, и мировой как креативное начало самого мира!

Всякий раз, встречая в своей жизни нового человека, вступая с ним в общение, эволюционно-оправдано руководствоваться принципом «презумпции боговдохновенности ближнего» — его изначальной доброты и талантливой творческости.
Это путь многих разочарований и психологических травм.
Но это и возможность органического обретения мира — в психологически-теплом его проявлении, и оправдания человека — в его истинно-добром статусе, а с этим — и Бога во взаимной радости творческой встречи...
Это богоисходность человека как самая естественная, т. е. нравственно-гуманистическая человеконачальность Бога

Общение — это ведь не только словесный феномен, оно не замыкается в вербальной форме, но имеет и другие реальные проявления, например, в общих делах, взаимоинтересах личностей и их взаимоучастии и помощи в жизненных ситуациях. И даже во взаимомыслии и явлениях памяти, в мысленном, синхронизированном сопереживании бытия.

Каждый человек как агент Замысла Божьего приходит в этот мир для того, чтобы изменить его — изменить мир к лучшему. Далеко не каждому это удается, особенно в значимых и зримых проявлениях такой «оптимизации», но смысл личности в том и заключается, что она появляется в этом мире именно целевым образом — для посильного возделывания этого мира.

«Отрицательная благодать» присутствия в мире: если и не ощущение каждого дня экзистенциальной радости проявленного Великого Бытия (это нередко за гранью эмпирического восприятия), то хотя бы беззлобная насмешка над превратностями причудливо длимой жизни (это житейский предохранитель натруженной психики)…