Перейти к содержимому

Конец света — на самом деле задуман как конец тьмы, в которую в ходе исторического времени постепенно-прогрессивно погружается человечество, гедонистически легализующее все лукавые чудеса технологий, т. е. вне-человека (или без-человека), вместо того, чтобы сосредоточиться на социально-гуманитарных «технологиях» восходящего развития самого человека как живого нравственно-физического организма и, особенно — внутри-человека (или во-человека), т. е. его внутренней сущности, которая есть его личная душа, до смертного момента телесно воспитываемая и духовно образовываемая (эвристически обучаемая) для активного соучастия в божественной литургии творения мира… Это обретение зрелой душой своей личности в ее уникально-самобытной значимости, которая в высшем мире становится ипостасью теосоциального многоединства. И напротив, можно сказать, что вызревшая личность обретается и воспаряется душой, которая как семя цветка в свою пору отрывается от родного лона, устремляясь в широкий мир и открываясь для жизнетворческих возможностей…
Конец света — это тот предел ненормальности социоестественной истории, онтологического порядка мира и немирности самого мира, который, по критериям божественной экологии сущего, уже дальше и дольше невыносим. Это темный и тяжелый геологический осадок пещерной человечности на поверхности богоданной планеты; это тяжелые, психологически вязкие и исторически инертные фракции — антропологический гудрон — той человечности, которая в своей лучшей природно-культурной сущности как светлый и легкий, уже сверхприродный дистиллят способна заслуженно испарять от земли к небу как чистый дух…
Таким образом, Страшный суд отделяет Бытие от небытия — то и другое в абсолютном содержании; этот Суд проводит непреходимую грань между истинным и ложным, между радостью и горем, раем и адом?

Грешники больше чем праведники нуждается в Боге. Это как проблемный ребенок в семье, который требует больше внимания, заботы и любви, тогда как «хороший» ребенок остаётся как бы сам по себе, самостоятельно развивается, обучается... Внимание семьи преимущественно фокусируется на сложном ребенке, без такого родительского сосредоточия тот может остановиться в развитии, склонится ко злу, совершению чего-то недостойного и плохого, к дурным мыслям и желаниям...
Праведник же во многом самостоятельно по своей благой природе и жизненным делам заслуживает и достигает света, тепла и общения с богом. Грешнику это не дано в силу слабости его природной сущности.
Евангельский пример: спасение заблудшей овцы, ради которой хороший пастырь оставляет на время без своего внимания и попечения доброе стадо.
В среде грешников должно быть «больше Бога», чем среди праведников.
Единственный шанс грешника на спасение — это любовь к нему Бога и ближних; без них, без их сострадательного соучастия он оставлен.
Вот в чем глубинная истина «диссимметричного» принципа «возлюби врага своего»: совершающий зло человек обнаруживает свою греховность, и значит объективную необходимость (а должно бы еще и субъективную потребность!) в спасении, которое возможно через любовь. И «первая помощь» — это основанное на достоверном свидетельстве произведенного зла диагностирование этого зла и его нейтрализация в самом грешнике любовью — любовью именно пострадавшего, источаемой с глубоким душевным сочувствием и обретенным эмпирически-умным знанием «кейса»!
Рай и нужен только для того, чтобы уравновесить мир, сбалансировать действие ада!?

Силы небесные — светоносные воинства рая, с Востока, и орды подземные — преисподние власти тьмы, — с Запада.
И битва меж них — не оружием мира сего: мечами, пушками и самолётами, силой и немощью, верованиями и знаниями, — а воюют добродетелями и грехами, праведностью и порочностью, любовью и ненавистью. И победы их — души, купленные за цену их истинной сущности.
И когда чертоги ада опустеют — ибо все будут искуплены, и когда войско преисподней обезлюдит — ибо в вечном мраке и изнывном холоде не останется ни одного нераскаявшегося грешника, — тогда и тьма ада рассеется в нестерпимом свете вселенской благодати, и власть дьявола истает в сердечном тепле безупречной любви всеединства...

Католицизм жестокосердно пугает адом, но охотно обещает (по определенному тарифу заслуг) рай.
Протестантизм профессионально утешается мирскими делами, оставляя небо на потом, но напоминая о посмертных рисках земной бизнес-пассивности.
Православие строго предупреждает безнравственность, блюдет возможное благочиние и… пребывает в вековом ожидании.
Христианство в целом слишком сосредоточенно на грехах, и легко осуждает на потусторонние мучения и наказания, но забывает о важности преображающей добродетели и спасительной значимости потенциала нравственного восхождения человека — даже и в его несовершенной природе, даже и в его заблудшей душе.
Это эмпирическое исповедание добра как неутомимой веры в сверхэмпирического человека.

Дьявол, темная сила — это блокпост, застава на границе Божией благодати, на рубеже перехода из добра во зло, из должного светлого в запретное темное.
Дьявол никого не утаскивает во мрак и не истязает в адском кромешном беззаконии. Это беззаконие — лишь выход индивида, невольного и беспомощного сопротивляться грешному началу, из Божественного кона света и добра, за кон нравственного чувства и воли человека. Наказание человеку, переступившему этот рубеж, т. е. все же прошедшему через блокпост на ту сторону (по ту сторону добра) — не извержение его в телесные муки, а отлучение от божественного мира, от общения с Богом; это самоизгнание грешника, его самовольное отлучение от божественной благодати. И именно о таких последствиях и предупреждает темная застава на дьявольском блокпосте… Это последнее предостережение и последний довод — extrema ratio — для человека вернуться в круг Божьего света.
И это другая грань божественной добродетели. Это часть замысла Бога о спасении человека — даже тех их них, кто сам перешел на сторону греха. Их душам тоже надо как-то существовать, но свет Рая им невыносим, они по своим качествам могут обретаться лишь в приглушенном свете или вовсе во тьме. Это и есть особое состояние бытия, онтологически локализуемого как Ад. Ад — это особая форма спасения душ, именно — душ грешников, которые в глубоком сожалении о своих грехах и раскаянии в прожитой жизни уже не могут вынести райских условий. Свет Рая — более жесткий и губительный для грешной души, чем рентгеновское или гамма-излучение для живого человека…
Дьявол — отрицательный Бог как отрицательная добродетель: предупреждение и ограничение человеку — не ходи на ту сторону добра! Это принудительная, а иногда и страшная сила вернуть человека в круг божественных установлений, в Кон.
А Дьявол в нас самих — это запретные мысли, порочные желания, темные искушения. Человек постоянно общается с дьяволом, который… он сам и есть: его темное сознание и особенно — подсознание, прорастающее в нем из животного инстинкта…
Господи, спаси, помилуй и сохрани мя в лучших моих началах, которые от Тебя!