Перейти к содержимому

В научно-технологической перспективе можно предвидеть картографирование сознания индивида — составление детальной карты мыслей (не ткани мозга, а именно его идейного содержания!) и психо-эмоциональных состояний личности, которую можно публиковать, медийно воспроизводить на специальных внешних устройствах (мензурках — от лат. mensura — мера; mens — ум!), голографически визуализировать и даже актуализировать процессами мозговой активности другого индивида-реципиента…

В истинном — универсальном и инвариантном — содержании человек «состоит» из веры и любви.
В космократически исполненном всеединстве его сущностью станет миротворящая любовь…

Бывают ситуации, когда слово оборачивается самим действием — это слово, содержанием которого является некоторое, пока еще только возможное, событие. Но как только это слово-действие произнесено, так высказанное им событие и свершается, без какого-либо опосредования между озвученной мыслью и обозначенной ею реальностью; и в этом метафизическом сплаве теперь уже само слово служит содержанием действия, все происходит через слово и в самом слове — «слове силы» (творящем звуке Ом?). Это не заклинание и не предсказание, а сам акт, выраженный и осуществленный словом, — действие, в котором слово и несёт в себе описание события, и, одновременно, заключает причину его, и уже является его действительным свершением.
Пока это слово не сказано, событие остается лишь потенциально возможным (хотя может наступить и по другим причинам).
Мысль о содержании становится самим содержанием, слово о некоторой реальности становится этой реальностью. Слово тождественно исходу…

Пока символика непонятна, она представляется бессмысленной; когда становится понятной — может оказаться банальной и даже глупой в выражаемом ею содержании.
Но... Пока знаки не расшифрованы, они представляют томительную загадку, многообещание удивительного смысла закодированного откровения. А после, возможно, — всего лишь поистрепавшуюся прозу жизни или вовсе внесмысложизненную абстракцию...
Это борьба с энтропией «с нулевым результатом»: она не всегда оказывается актуально полезной…

Невообразимое многообразие миров, на бесконечном множестве вариаций проявления Универсума статистически достоверно отличающихся своепланетарными физико-химическими параметрами, геологическими условиями и проч., означает многообразие форм организованности планетарных биосфер, форм живого вещества («космическое биоразнообразие») и разумной жизни. Носителями последней являются местные представители «à la homo sapiens», антропология и морфологическое выражение ино-гуманизма которых резко, несовместимо расходится с Земными образцами. Но они равноценные произведения космических частиц, равноправные «дети Универсума» («мыслящие планеты» — ноосферы), имеющие свои паттерны восприятия, участия и влияния на космические процессы и явления.
Инакость этих проявлений разумной жизни во вселенной, наличие разнообразных биологических субстратов внеземных цивилизаций с необходимостью требует пересмотра «антропного принципа»: его уточнения, расширения и универсализации. Ибо в нынешнем научно-мировоззренческом содержании и значении он себялюбиво «заточен» земным гуманизмом.