Перейти к содержимому

Вечность — помимо того, что выражает смысл бесконечной протяженности — безначальности и бесконечности мирового пространства-времени, — ещё имеет значение сверхэмпирического, идеального как абсолютной ценности.
Вечность неизбежно атрибутируется абсолютным совершенством. Идеальное совершенство возможно только в вечности.

Если Сущее — мысль, Мировой разум, то Вечность — это вселенская Память.
Вечность — это Всезнание, ибо Сущее — Всемыслие.
Бренность — олигофрения и амнезия, в историческом экстазе синтезирующая гениальные произведения…

Если скорость света — единственная независимая и абсолютная фундаментальная мировая константа («окончательная константа»!), обуздывающая любую сингулярность и определяющая геометрические свойства универсального пространства-времени, то свет как абсолютный substant этого свойства мира — и есть Бог. Это инвариантный носитель, содержатель и податель жизни, который, распространяясь и тем проявляя из тьмы на свет, из небытия к бытию, астрофизические локусы вселенной (вызывая ее космологическое расширение) выражает и осуществляет продолжающийся замысел о мире в его полных — необходимых и достаточных — универсально-космологических основаниях…
Свет был и есть всегда — как трансцендентная сущность. Итак, сначала был свет. Нет, не так — итак, был свет, и он был всегда — потусторонний. И от него было, вспыхнуло светлое слово (замысел) о мире, озарившее дело света как творение мира имманентного: «Да будет свет!» (Быт. 1:3) — посюсторонний, т. е. явный мир, как физическая модель метафизического мира.

Истинные — фундаментальные — ошибки те, которые не обнаруживаемы. Возможно, никем и никогда.
В пространственно-временной точке срабатывания таких метафизических триггеров онтологический сюжет меняется — кардинально и необратимо — с системными последствиями и выходом квази-субъекта на новую эволюционную траекторию бытия.
Должно быть, не все из этих ситуаций ошибочного выбора/переопределения, осуществляемого в латентной/бессознательной форме, имеют катастрофический характер, но судить об этом не представляется никакой возможности.

Странно, быть так затейливо задуманным и рожденным для того, чтобы этот день прожить именно так, как он и был прожит, и никак иначе. То есть, отжить, отсуществовать какой-то безвестный день именно с задолго-заблаговременной целью реализовать себя в сущих экзистенциальных пустяках и бытовых мелочах!
Такая изысканная дальновидность и такая дальнобойная проекция — и всего лишь для того, чтобы запланировать этот день на такие пустяки! И необозримый пространственно-временной континуум был напряжен этой задачей — исчезающей в его бесконечности вещественного дления отдельной проблемной точкой!
Какой-то холостой проект сознающей, чувствующей и волящей сущности, проект эгоизирующей мир личности!