Перейти к содержимому

Жадно и с каким-то сверхчувственным вкусом отпиваю оставшиеся, отпущенные мне глотки благодати земной жизни…

Ничтожная букашка, возможно, «знает» о жизни больше, чем самый восокоэрудированный профессор университета с заоблачным мировым рейтингом.

Бесконечно большая сумма бесконечно малых величин в реальной жизни представляется грустным явлением: сумма событий, составляющих жизнь, всегда и безнадёжно  неизмеримо — на величину, равную судьбе, — меньше самой жизни… И всё так медленно идёт и… так быстро проходит!

Но… иногда и «разбитое корыто» в виде неожиданных обстоятельств жизни может чудесно инвертироваться в лучезарный символ счастья и безразмерный миг торжества!

В иные периоды жизни мы меняемся со скоростью, превышающей нашу возможность осмысления происходящих перемен. Мы — психологические окаменелости, осколки собственной личности, испаряющийся эфир, тающий туман, эманация себя прежних…

…Пытаюсь расшифровать межгалактический смысл мимолётных ощущений/подозрений. Банально-бесхитростный земной одуванчик в масштабе безбрежного и холодного (и безбрежно-холодного!?) космоса — непревзойдённое чудо!

Или живоносная повседневность вселенной, закодированная бесчисленными явлениями торжества абсолютной жизни?

Бренность жизни — как суровый боре́й, ледяной северный ветер для нежных южных цветов: вмиг сдувает всю праздность и безмятежность бытия, в его самых сладостных надеждах и видениях.