Перейти к содержимому

Унижая конкретного человека — не важно, по какому признаку и поводу, — унижают, прежде всего, исходную сущность человека, собственно, саму человечность, которая не зависит ни от этнической, ни от религиозной идентичности, ни от природно-физических данных; ибо они от Бога.

Умение признавать ошибки — сверхбожественное качество, ибо Бог никогда ошибок не совершает, а значит и опыта признавать свои погрешности не имеет! И тем более — извиняться за них?
Да и вообще говорить «на равных» ему не свойственно...

Мое открытое настежь и безрассудно забегающее вперед, предуготовленное самой натурой доверие к ближнему и просто случайному сосуществователю заранее покрывает все риски проявления ненадежного «человеческого, слишком человеческого»… в социальном окружении.
Я априори доверяю каждому во всех его личностных реакциях, ибо просто натурально люблю и посильно благословляю… при грустной необходимости конвертируя свою неопытность в жизненное прощение.

Обыденное представление о том, что «за плечами» каждого смертного стоит и действует его добрый ангел-хранитель — это паралогическое, самое невероятное допущение в мысли, это насильственное совмещение ангельского и человеческого, небесного и земного, сверхэмпирически трансцендентного и эмпирически имманентного.
Действительно, как можно нравственно проецировать и сознательно рационализировать факт посюстороннего присутствия — и не просто присутствия, а активного способствования и помощи, исполнения заступнической и охранной миссии — совершенного, безгрешного и светлого существа, которое оберегает несчастного и грешного? И наблюдает! И допускает? И ликует? Или ужасается?

Технологически актуализируемая идея наиболее продвинутых антиутопий — восстание машин, война с роботами, пороботившими человека…
Но… Очевидно, не андроиды будут посягать на стяжание человеческого, замышляя и постулируя в кибернетической плоти эпоху нового, техно-гуманизма (для мира машин), а сам человек направленно и катастрофически дегуманизирует свою сущность, «инновационно» впуская в неё киберначало, стремясь приобрести качества совершенного робота — законные дивиденды от инвестиций. Восстание машин, по сути, — гражданская война между «скорее человеками» и «скорее роботами» (или между уже не человеками и ещё не роботами). И Великим Арбитром им будет Искусственный Интеллект!