Перейти к содержимому

На моей планете — только скудная атмосфера, немного живоначальной воды и несколько проплешин бодрствующей природы... Приходится дышать пореже, жить поскромнее, экономно тратя необильные ресурсы местной биосферы… И радоваться наличной жизненности, тварьческому напору благожизненных сил; завораживаться явленной, хотя и упрощенной, красотой планетных ландшафтов.

Но и в таких условиях цветы — всё равно и всегда, в любых геологических обстоятельствах, — всё же, остаются цветами, независимо от ботанических форм их планетного проявления!

Как-то стремительно и необратимо теряется сокровенность личности: в нарастающем информационном давлении глобальной сети, в путах которой эксбиционистски агрессивно оголяются личности «интересантов» различного пошиба; в публично-вывернутых историях жизней и переживаний, добровольно отчуждаемых от их субъектов; в монотонно-ритуальных, по-сути обезличенных эмоциональных выбросах в сотовый эфир; в бесстыжих панорамных окнах жилищ, выхолаживающих приватность душевного уюта; в гиблых новостных испарениях истошнившихся псевдосенсациями масс-медиа, настойчиво структурирующих нервную ткань индивида; в многочисленных ток-шоу, напоказ выворачивающих персонально-человеческую изнанку...

Человек разучивается сознаваться в умной тиши, в заповедной сакральности своей души, в прикрытости своего тела, в стыдливости своей природы... Он утрачивает навык обретения и источения своей индивидуальной человечности. Оглушённый какофонией внешних звуков, ослеплённый бликами посторонних образов, облучённый потоками чужой информации, пронизанный напряжением искажённой социальности, современник теряет способность осмысливать мир в углубляющем и просветляющем безмолвии, наедине, в лоне и перед лицом многообразных проявлений большого бытия, в одиночестве познания меры своей жизни и её проекции на правду каждого дня — дня подлинного торжества личности, планеты, космоса...

1

Бывают моменты, когда возникает обжигающее желание и судьбозначимая необходимость откатить уже произошедшие события своей жизни, «отмотать» само время…

Но ещё чаще — ещё до рокового иррационального разноса — не хватает знания «альтернативной судьбы», иной истории — того, что могло бы быть, но… не произошло; как могли бы развиваться события, но... этого не случилось, потому что история жизни в её конкретном событийном движении сделала другой изгиб! И знание этого нереализованного «возможного» трека никак не отражено ни в каких вселенских архивах, ибо оно попросту отсутствует в этом эмпирическом мире… Природа оперирует явлениями из категорий действительного и реального, а не возможного и желаемого.

По-бунтарски трудно смириться с такой диссимметрией бытия. Из шансов — один единственный, включая ошибочный.

И если полученный опыт — это камень, то его закономерный итог — дно реки жизни?

Небеса утаивают от нас что-то сокровенное? Или прикрывают нас от чего-то сокровенного, запредельного?

Природа мудро оберегает нас от ведения будущего? Или хранит знание будущего от нас?

Я уже догадываюсь, о чём завывает неугомонный ветер в щелях оконных проёмов…

Мудрое знание природы — в сквозняках информации, неисчислимые биты вечных звуков — в хранилищах незримых пустот…